16:22 

Гвендолен
Ай, свет мой, Габриэлильо, ай, Сан-Габриэль пресветлый! Заткать бы мне твое ложе гвоздикой и горицветом!
Иногда купленные совершенно случайно, не бог весть какие фирменные и дорогие вещи оказываются самыми любимыми, и ты носишь их и в пир и в мир, а когда они, наконец, износятся, долго и безуспешно ищешь им замену.

Иногда случайно прочитанные в пыльной книге без корки или старом советском журнале стихи или отрывок повести врезаются в душу, и ты повторяешь и вспоминаешь их без конца, и с тех пор тебе нравится похожее, а ты все надеешься прочесть их снова, и не находишь.

Кое-что я все-же нашла, те самые, старые журналы, мой магический способ вернуться в мои 15 лет. Переписываю в дневник (как это на меня похоже, все копить, ничего не выбрасывать), чтобы больше не искать.
Да и вдруг кому-то еще понравится?

Винсенте Алейсандре
(1898-1984)

Земля

И остыло
земли горнило.
И трава на земле проступила,
как зеленого пламени космы.
Ком земли, обживающий космос.
Что в нем было? Он плыл, не таял,
непорочен и необитаем.
Плыл наощупь в пространстве черном,
озарен лучом золоченым.

Огонь

Одинок огонь, не причастен
к обоюдному жару страсти.
Посмотрите, как плещет пламя,
завладевшее небесами.
Как в луче вертикальном взмыли
птицы, не опаливши крылья!
А костер человечий? Много
до него, еще, слава Богу,
лет, пронизанных этим светом
и огнем, невесомым этим -
самым чистым и ясным самым...
Человек, погоди с кресалом!

Воздух

Еще неимовернее, чем море,
еще сосредоточеннее - воздух.
Пустыня света в солнечном просторе,
бессонница высот в студеных звездах.
Бессмертный воздух! Может быть, до края
он грудь тебе собою переполнит -
но он, бессмертный, о тебе не знает.
Но он, бессмертный, о тебе не помнит.

Море

Разве моря кромка голубая
льнет печально к берегу губами?
Вон как вольно рыщут волны в поле.
В небе благодать, а солнце - в море!
Что за свет, пронзающий навылет,
на трепещущую вечноть вылит?
Божье сердце бьется в синем свете:
бьется вне
и времени, и смерти.

URL
   

По шелку иглами от роз

главная